Заметание следов

Убийцы приняли чрезвычайные меры к тому, чтобы преступление никогда не всплыло наружу. В этом случае, как и во многих других, они побили мировой рекорд и история не знает таких мастеров обмана.

Вот перечисление принятых “предосторожностей”:

1. Ложное официальное оповещение.

2. Уничтожение трупов.

3. Ложное погребение.

4. Ложный судебный процесс.

5. Ложный следственный комитет.

Разберемся в этом огромном нагромождении лжи. Правда предстанет ещё более захватывающей, ибо каждая “предосторожность” увеличивает ответственность преступников.

Покончив избиение, тела завернули в солдатское сукно и погрузили на “Фиат”. Юровский уехал с Ермаковым, Вагановым и трупами. Он поторопился выехать из города до рассвета.

По этой причине с покойников сняли только наружные ценные предметы Заметание следов, как-то часы и т. п.; окончательно обшарить их собирались в лесу.

Медведев должен был наблюсти за уборкой помещения. Он позвал охранников. Вымыли, не жалея воды, комнату злодеяния и другие комнаты, через которые выносили тела на устроенных наскоро носилках, вымыли и плиты во дворе, которые были закапаны при нагрузке грузовика.

Вытерли мокрыми тряпками в комнате преступления обои, обильно обрызганные кровью. Когда, год спустя, я был в этой комнате, следы тряпки и растворенной водою крови были ещё ясно видны.

Экспертиза этих пятен и следов, оставшихся в пулевых каналах (18 револьверных пуль в стене, 6 в паркете), а равно исследование штыковых уколов Заметание следов в стене и на полу определила наличие человеческой крови.

Заимствуем несколько подробностей из показания Медведева:

“От стоящих на дворе саней было взято две оглобли. К ним была привязана простыня и на таких носилках все убитые были перенесены в грузовой автомобиль, поданный к дому ещё с вечера. Предварительно с убитых были сняты все украшения, какие заметны были на них снаружи, кольца, браслеты и двое золотых часов. Эти вещи Юровский унес к себе в верхний этаж. В автомобиле трупы были завернуты или покрыты солдатским сукном, хранившимся до того в доме.

С трупами в автомобиле уехали Юровский, Ермаков и его товарищ. Когда трупы Заметание следов были увезены, Медведев, по приказанию Юровского, позвал несколько человек команды и велел им привести комнаты в порядок. Таким образом была замыта кровь в комнатах нижнего этажа и на том месте, где стоял автомобиль. 4(17) июля, утром Медведев пришел в дом Ипатьева и застал там картину грабежа. Царские вещи были перерыты, разбросаны. Драгоценные вещи — золото, серебро — лежали в комендантской на столах. В этой комнате был Юровский и “латыши”.

Шофером на грузовом автомобиле, на котором были увезены трупы, был какой-то Люханов, человек лет 30-ти, среднего роста, коренастый, лицо нечистое, угреватое. Ермаков сказал ему (Медведеву), что трупы были увезены за Верх-Исетский завод и Заметание следов там были брошены в одну из шахт, взорванную потом, с целью засыпки их, гранатами”.

Екатеринбург лежит посреди Уральских гор, покрытых лесом. В какую сторону ушел грузовик Юровского со своим мрачным грузом? Сомнения в этом быть не могло. Показания установили весь путь, шаг за шагом.

К северу от города, верстах в 14-ти, находятся железные рудники, принадлежащие Верх-Исетскому заводу. Здесь, в урочище под названием Четыре Брата, находится старый, давно заброшенный рудник. Многочисленные шахты расположены по обе стороны дороги, ведущей в деревню Коптяки. Сюда и направился Юровский.



Грузовик остановился сперва у завода, лежащего у начала дороги. Ермаков предупредил своих людей. Появился Заметание следов конвой. Грузовик пошел дальше; за ним следовал более легкий автомобиль, с грузом бензина. Другой дороги, кроме как на Коптяки, не было.

Обоз пересек Пермскую железную дорогу, потом Тагильскую. Сторожа у переездов заметили его. Потом, углубившись в лес и с трудом подвигаясь по мягкой почве, грузовик свернул налево, чтобы достигнуть ряда шахт, называемого Ганина Яма.

Через год я шёл по следам грузовика от того места, где он оставил большую дорогу, чтобы пройти лесом; след был ещё очень заметен. Я видел место, где он чуть не упал в ров; тут не могло быть ни малейшего сомнения. На земле ещё лежало бревно Заметание следов, которым выравнивали грузовик. Следы вели к шахтам, где крестьяне нашли драгоценности Государыни и где трупы исчезли.

Пока производилась мрачная операция, ермаковские красноармейцы оцепляли лес, никого не пропуская.

Юровский в тот же день вернулся в город, но потом его видели на дорогу в Коптяки.

Вечером 5(18) июля проехал через железнодорожный переезд в Коптяки легкий автомобиль с шестью молодыми солдатами и одним штатским, по описанию свидетеля — “еврей с черной, как смоль, бородой”. Два солдата вернулись к переезду из леса, в разговоре сказали, что они “московские”.

В течение этих дней (4/17-го,5 и 6-ro июля) легкие грузовики перевозили из Екатеринбурга к месту, куда отвезены Заметание следов были трупы, большое количество бензина и серной кислоты: от 30 до 40 ведер бензина и свыше 11 пудов кислоты.

Разрубленные на части тела, были сожжены при помощи бензина; слишком крепкие части были потом подвергнуты действию кислоты [15].

Снабжение бензином и кислотой было обеспечено заботами комиссара Войкова, товарища Ленина по путешествию и близкого друга Голощекина и Юровского.

Сохранились все документы, касающиеся этих поставок: требования, за подписью Войкова, описи советского гаража и т.д.

“Предлагаю немедленно без всякой задержки и отговорок выдать из вашего склада пять пудов серной кислоты предъявителю сего. Обл. Комиссар снабжения Войков, 17/VII”. “Предлагаю выдать ещё три кувшина японской серной кислоты Заметание следов предъявителю сего. Обл. Комиссар снабжения Войков”.

Всё это время комиссары продолжали выставлять вокруг дома Ипатьева наружный караул, дабы городские жители ничего не подозревали.

Когда тела были испепелены в лесу, опасные документы сожжены в Ипатьевском доме, а вещи, принадлежавшие Семье, разграблены, дом покинули.

Только 7(20) июля было объявлено населению Екатеринбурга, что “кровавый палач” Николай был казнен. Действительный глава города, Голощекин, оповестил об этом на митингах и объявлениями, расклеенными по городу.

Одновременно советское правительство послало за границу по беспроволочному телеграфу следующее сообщение (привожу по заграничным газетам от 22 июля).

“Агентская телеграмма, принятая из Москвы 21 июля. Содержание следующее: Вестник № 1653, 19 июля. На состоявшемся Заметание следов 18 июля первом заседании выбранного пятым Съездом Советов Президиума ЦИК Советов, председатель Свердлов сообщает полученное по прямому проводу сообщение от Областного Уральского Совета о расстреле бывшего царя Николая Романова: «В последние дни столице красного Урала Екатеринбургу серьезно угрожала опасность приближения чехословацких банд. В то же время был раскрыт новый заговор контрреволюционеров, имевший целью вырвать из рук советской власти коронованного палача. Ввиду всех этих обстоятельств, Президиум Уральского Областного Совета постановил расстрелять Николая Романова, что было приведено в исполнение 16 июля. Жена и сын Николая Романова отправлены в надежное место. Документы о раскрытом заговоре посланы в Москву со специальным курьером»“.

Сделав это сообщение, Свердлов Заметание следов напоминает историю перевода Романова из Тобольска в Екатеринбург, когда была раскрыта такая же организация белогвардейцев, подготовлявшая побег Романова. В последнее время, говорит телеграмма, предполагалось предать бывшего Царя суду за все его преступления против народа, и только события последних дней помешали осуществлению этого намерения.

Президиум, обсудив все обстоятельства, заставившие Уральский Областной Комитет принять решение о расстреле Романова, постановил: ВЦИК в лице своего Президиума признает решение Уральского Областного Комитета правильным”. Затем председатель сообщает, что в распоряжении

В ЦИК находится сейчас важный материал — документы Николая Романова, Его собственноручные дневники, которые Он вел до последнего времени, дневники Его жены и детей, и переписка Романова Заметание следов. Имеются между прочим письма Григория Распутина Романову и Его Семье. Все эти материалы будут разобраны и обнародованы в ближайшее время. Эта радиотелеграмма во всех своих частях достойна её составителя. Каждая фраза заключает в себе ложь, но каждая ложь придает большую выпуклость дьявольскому плану, задуманному Янкелем Свердловым и осуществленному Юровским.

1. Сообщение, полученное от Уральского Совета, в действительности было составлено при участии Свердлова;

2. Чехи вступили в Екатеринбург только 12(12) июля [16];

3. Вооруженного заговора не существовало; были монахини, приносившие пищу, вот и все;

4. “Постановление” Уральского Совета было заготовлено в Москве Свердловым в виде приказа Голощекину, приказа убить;

5. Жена и сын Царя никуда не уезжали. Как известно Заметание следов, Они были убиты одновременно со всей Семьей. О проекте суда до смерти Государя ничего объявлено не было. Поэтому всякий намек на неожиданное препятствие — чистая выдумка;

6. Частная переписка Романовых появилась в Москве в виде выдержек, из которых никто неблагоприятного заключения вывести не мог. Всё уже прошло через руки следственной власти при Керенском. Но советские торгаши проделали с этими бумагами подлую торговую махинацию, обнародовав также подложные и искаженные документы.

Население Екатеринбурга было оповещено о смерти Государя следующим постановлением от 7(20) июля:

Постановление Президиума Областного Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов Урала.

Ввиду того, что чехословацкие банды угрожают красной столице Урала — Екатеринбургу Заметание следов, ввиду того, что коронованный палач может избежать народного суда ~(раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения всей Романовской семьи) Президиум Областного Совета, выполняя волю революции, постановил: бывшего царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых преступлениях перед народом, расстрелять.

В ночь с 16-гo на 17 июля постановление Президиума Областного Совета было приведено в исполнение.

Семья Романова перевезена из Екатеринбурга в другое более безопасное место.

Президиум Областного Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов Урала.

Постановление
Президиум Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета от 15 июля.

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских, Красноармейских и Казачьих Депутатов в лице своего Президиума одобряет действия Президиума Областного Совета Урала.

Председатель ЦИК Я Заметание следов.Свердлов.

“Президиумы”, действующие именем Советов, на самом деле ничто иное, как самодержавная еврейская власть. Сами Советы ничего не знали, никто их мнения не запрашивал. “Президиум” в Екатеринбурге направлял Голощекин, совместно с Войковым, Сафаровым и Сыромолотовым. Московский “Президиум” открыто находился под главенством Янкеля Свердлова, т.е. был еврейским [17].

Надо отметить также число, когда состоялось московское постановление — 5(18) июля. Почему радиотелеграмма и объявление были задержаны на несколько дней, после того, как убийство было утверждено Центральным Исполнительным Комитетом? Очевидно, хотели сперва уничтожить трупы и принять другие меры “предосторожности”. Потому и ЦИК, только что переизбранный (читай: “назначенный”), был запрошен лишь 7(20) или Заметание следов 8(21) июля.

Два месяца спустя советская власть сочла необходимым обнародовать “сочувственные” заметки о Государе для того, несомненно, чтобы угодить деревне и в расчете на одурелость народа. Цинизм большевицкого писаки, сочинившего следующее сообщение и бесстыдство редактора, напечатавшего его в официальном московском органе “Известия” (22 сент. 1918 г.) переходят все границы:

“Тело Царя, похороненное в лесу, на том самом месте, где он был казнен, было выкопано по указаниям следующих лиц, в присутствии высшего духовенства, депутатов от Народной армии, казаков и чехословаков. Тело было положено в металлический гроб, заключенный в деревянный ящик из драгоценного сибирского кедра. Гроб, торжественно внесенныйй в Кафедральный собор, охранялся солдатами Народной армии. Тело будет Заметание следов временно погребено в Омске в особой гробнице”.

Комментарии, не правда ли, излишни? Советская “Правда” в сентябре 1919 г. сообщила, что революционный суд, заседавший 4(17) сентября 1919 г. в Перми, в помещении Совета, судил 28 человек за убийство Царя, Его Семьи и свиты, всего 11-ти человек. Среди обвиняемых — 3 члена Екатеринбургского Совета, Грузинов, Яхонтов, Малютин; 2 женщины — Мария Апраксина, Елизавета Миронова. Прения доказали, что жертвы погибли от пуль. Яхонтов утверждал, что он организовал убийство, главным образом с целью набросить тень на советское правительство, так как с переходом в партию социал-революционеров стал его противником. Убийство Царя было решено еще во время Его пребывания Заметание следов в Тобольске, но строгость охраны не позволила тогда привести намерения в исполнение. Убийство стало осуществимым в Екатеринбурге, когда местный Совет, потеряв голову из-за приближения чехословаков, допустил Яхонтова забрать власть над Исполнительным Комитетом. Яхонтов отдал тогда приказ убить Царя и Его Семью, взяв всю ответственность на себя. В краже драгоценностей, принадлежавших Царской Семье, Яхонтов виновным себя не признал. По словам Яхонтова, Государь будто бы заявил: “За смерть Царя Россия проклянет большевиков!” Грузинов и Малютин утверждали, что они в намерения Яхонтова посвящены не были и попросту исполняли его приказания. Яхонтов был приговорен к смертной казни за убийство Царя. Грузинов, Малютин, Апраксина Заметание следов и Миронова были признаны виновными в краже царских вещей и тоже приговорены в смерти. Приговор был приведен в исполнение на следующий же день. Царские вещи были найдены у одного вора, по имени Киричевский, который утверждал, что ему их дал некий Зорин, председатель Исполнительного Комитета, бывший во время убийства Государя командиром красного батальона. Зорин был близким другом Белобородова.

Из всех имен, приведенных в отчете о процессе, только одно значится среди 164-х имен, упоминаемых в деле, а именно имя Белобородова. Читатель знает, в чем заключалась его действительная роль. Чтобы вознаградить его за его сопричастную преступлению услужливость, Свердлов “произвел” его после убийства в Заметание следов члены Центрального Исполнительного Комитета — высшее советское звание. Прошел год. Покровитель не мог уже поддерживать его. Советский суд, которому не было дела до всего предшествовавшего и который приговорил к смерти мнимых участников в преступлении за деяния, кои большевицкая власть официально приписала ранее себе, приговорил этого члена ЦИК за мошенничество!

Пятая “предосторожность”. Вот состав “Следственного комитета об убийстве императора Николая II”, как он официально назывался:

Я. Свердлов, еврей; Сосновский, еврей; Теодорович, еврей; Смидович, еврей; Розенгольц, еврей; Розинь, еврей; Владимирский (Гиршфельд), еврей; Ованесов, армянин; Максимов, русский; Митрофанов, русский; всего 10 членов, из них 7 евреев.

Главный виновный, организатор убийства — во главе следственной Заметание следов комиссии над своим же преступлением! Рядом с этим даже Пермское судебное дело ничего особенного собой не представляет.

Правда

Убийство было установлено, но следствию не доставало несомненных данных относительно исчезновения трупов.

Судебные власти отнеслись к этому вопросу невнимательно, частью по предвзятости, частью по небрежности.

Предстояло приступить к раскопкам, требовавшим значительных расходов, а ассигновок по кредитам не давали. Адмирал Колчак лично отпустил необходимые средства.

Место стало известным на следующий же день после преступления.

4(17), 5 и 6-гo июля многие, проходившие по Коптяковской дороге, были остановлены; тут были жнецы, крестьяне, шедшие на базар, городские жители, жившие на дачах в этой живописной местности. Среда (4/17), как раз и Заметание следов была в Екатеринбурге базарным днем; крестьяне направлялись туда.

Их свидетельские показания позволили с точностью выяснить расположение оцепления, определить место, где стояли автомобили с бочками и жбанами, установить их содержимое, проверить путь грузовиков и их точное местонахождение.

В ту ночь несколько крестьян, направлявшихся в город, встретили нагруженный грузовик в ту минуту, когда он сворачивал в лес. Они были остановлены Вагановым, которого крестьяне знали в лицо, так как их дорога проходила мимо Верх-Исетского завода. С револьвером в руке, он принудил их вернуться обратно. “Не смейте оглядываться”, — грозился он, следуя за испуганными крестьянами до самой их деревни, лежащей в трех верстах Заметание следов.

В деревнях была полная растерянность. Мужики вообразили, что приближается противник и считали, что урожай потеряли, ибо в тусклом свете раннего часа они приняли грузовик и его конвой за военный обоз.

Несколько смельчаков всё же пошли пешком, стараясь не шуметь, к месту утренней встречи, дабы выяснить, наконец, в чём тут дело. Они беспрепятственно пробрались вперёд, вышли на глухую лесную дорожку, по которой грузовик проложил себе путь, дивясь на то, как он её попортил. Но вооруженный всадник бросился на них и прогнал их.

Как только цепь была снята, крестьяне стали возвращаться, привлекаемые любопытством и надеждой на поживу. Солдаты оцепления сказали им Заметание следов, что идут маневры. Они действительно слышали выстрелы; они были уверены, что красные скрывают там оружие.

Они пошли по следам грузовика, очень удивляясь кускам веревок, которые лежали близ канавы, где грузовик чуть не перевернулся. Это были веревки, которыми обматывали одно попорченное колесо.

Место, выбранное Юровским, отвечало всем требованиям: оно лежало близ дороги, было укрыто в густом лесу, удалено от всякого жилья. Действительно, без содействия крестьян, правда никогда не была бы обнаружена.

Шахта у Ганиной Ямы лежит посреди обширной поляны. В то время земля была покрыта очень высокой травой. Но вокруг шахты выкопанная за много лет глина была без травы. На Заметание следов этот природный помост положили тела, одно возле другого.

Сперва их расчленяли рубящим орудием, потом сжигали на кострах. Нашли холеный палец, отрезанный, наверное, чтобы снять с него кольцо, а также искусственную челюсть с золотой отделкой — то и другое признали за принадлежавшее доктору Боткину. Всего было три костра. Я мог вполне точно заметить их места, когда посетил поляну весною 1919 года, до того сильно было действие огня.

Лица, допущенные до шахты, рылись в земле и траве. Каждый день находили несколько предметов, существенных для следствия. Что касается меня, то, колупая глину, я нашел затоптанные бусы, из которых у каждой Великой Княжны было по ожерелью.

Я Заметание следов уже рассказывал выше, как Они скрыли драгоценные камни в своей одежде. Там у шахты, когда трупы раздели, нашли это огромное количество драгоценностей. Из разодранных лифчиков во множестве посыпались жемчуга и камни. Отдельные украшения, серьги, солитеры, подвески лежали незамеченные в траве. Ввиду всех этих богатств палачи, торопясь закончить свою работу, не обратили никакого внимания на отдельные предметы и ещё менее на скромные аметисты; уральские жители знают толк в драгоценных камнях.

Нет возможности подробно перечислить здесь находки, сделанные вокруг шахты крестьянами, прибывшими вслед за снятием оцепления, и другими искавшими лицами. Отмечу только самые выдающиеся вещи:

1. Большой алмаз-подвесок с Заметание следов ожерелья Государыни, подаренный Государем по случаю рождения одной из дочерей;

2. Крест в изумрудах и алмазах, принадлежавший Государыне;

3. Пара серег, крупных жемчужин, из которых одна цельная, другая сломанная; их носила Государыня;

4. Значительное количество мелких камней, все большой ценности со следами сильных ударов;

5. Металлические части одежды Государыни, четырех Великих Княжон и Демидовой с признаками действия огня;

6. Пряжки с поясов Государя и Наследника;

7. Пряжки с башмаков Государыни и Великих Княжон с драгоценными камнями;

8. Очки Государыни, прописанные Ей врачом в Тобольске;

9. Пенсне и искусственная челюсть доктора Боткина;

10. Части вещевого мешка с солдатской шинели Наследника;

11. Металлический держатель из фуражки Государя;

12. Образки, которые носили на шее Заметание следов четыре Великие Княжны.

Затем, значок Лейб-гвардии Уланского полка, Шефом которого состояла Императрица. Она носила его на браслете. Оторванные цепочки браслета, замятые в глину, доказывали, что он был грубо сорван струпа.

Многие другие найденные предметы указывали, что жертвы приготовились к переезду; такова, например, рамка портрета Императрицы, который Государь всегда брал с собой в дорогу; осколки флакона с солями, которые Великие Княжны имели обыкновение держать при себе для матери [18]...

Перед кострами были найдены никель с пуль и капли свинца. Когда разрубленные тела сгорали в огне, пули, застрявшие в телах, выпадали...

В углу поляны отрубок огромного дерева образовал удобное Заметание следов сиденье. Кругом сохранились признаки того, что палачи здесь отдыхали. Генерал Дитерихс нашел яичную скорлупу; его помощник, генерал Домонтович,- страницу из немецкой книги по анатомии; в свою очередь Соколов нашел обрывок немецкой газеты, как раз с подходящей датой. Там говорится о III-ем Интернационале и о нападении чехословаков, которые названы изменниками делу демократии, за то, что повернули против большевиков.

Читатель не забыл, должно быть, про яйца, заказанные монахиням; он поймет, без моей подсказки, при чём тут была книга об анатомии и что означали немецкие газеты.

Следственный материал дает полную картину того, при какой обстановке выяснились виновники преступления. Красные оставались в городе до 12(25) июля Заметание следов. 24-го были возвращены ключи от Ипатьевского дома родственнице владельца, но сам Ипатьев находился в деревне и помещение оставалось пустым. 25-го вечером передовые части чехословацких и казачьих войск, под командованием Кн. Голицына заняли Екатеринбург. 27-гo его штаб занял помещение в городе и штабу были доставлены царские вещи, найденные крестьянами деревни Коптяки у шахты, что у Ганиной Ямы. 28-гo в штаб был приглашен судебный следователь по важнейшим делам Наметкин и ему со стороны военных властей (так как гражданская власть ещё не сформировалась) было предложено заняться расследованием дела о Царской Семье. Он без бумаги от прокурора отказался. Пока прокурора Кутузова отыскали Заметание следов в дачной местности, 12 офицеров, охраняя Наметкина, отправились с ним в Коптяки и на шахту и произвели осмотр шахты и костров. Шахта оказалась обшитой крепким срубом, разделенной на два колодца — один имеет 3 аршина в квадрате, другой 1 1/2. В большом колодце, на глубине 8 аршин оказалась вода, а под водой был лёд, пробитый в одном только месте. Над водой оказалось много хворосту, осколки гранат. В малом колодце льду не оказалось.

Начиная со 2 августа, офицеры под наблюдением товарища прокурора Н.Н. Мачницкого — за отказом Наметкина ехать вновь в лес — занялись откачкой шахты. Работа длилась три недели, причем приходилось приостанавливать её на несколько дней вследствие Заметание следов продвижения красных частей. Под бревенчатой настилкой большого колодца нашли скоро в иле человеческий палец, верхнюю вставную челюсть, женскую серьгу с жемчужиной, застежку для галстука и проч. Офицеры, производившие работы, несмотря на эти доказательства, все продолжали думать, что Царскую Семью наверно вывезли немцы по чисто немецким соображениям и допускали лишь симуляцию убийства. Отсутствие трупов казалось им доказательством правильности такого объяснения. Им в голову не приходила мысль, что трупы разрушены и остатки брошены в малый колодец. Никто не подумал изъять из этого малого колодца находящийся на дне слой — хотя очевидно было, что этот слой выше дна большого колодца.

Между тем, дознание уже Заметание следов пополнилось совершенно точными указаниями не только о самом убийстве всей Царской Семьи, но и о месте и способе истребления остатков. А предварительное следствие стояло на мертвой точке. Следователь Наметкин отправился 2-гo августа в Ипатьевский дом. 7-гo августа оказавшийся на лицо состав Окружного суда решил передать дело члену суда Сергееву, но Наметкин ещё держал дело в своих руках до 14-го августа. Сергеев тогда занялся дальнейшим осмотром дома, но в лес тоже не поехал.

И вот, за отсутствием внимательного отношения со стороны следственной власти к действительному положению на руднике, было утрачено драгоценное время до наступления зимы.

Между тем, из имевшихся показаний Заметание следов Наметкину и Сергееву ясно было, что “похороны” трупов обставлялись каким-то совершенно особенными мероприятиями. Истину можно было узнать только на месте, и как впоследствии оказалось, весьма легко, так как остатки костров были брошены в малый колодец шахты. Тот факт, что в этом колодце лёд отсутствовал при первом осмотре, достаточно ясно обозначал, куда девались остатки костров.

По-видимому, убийцы предполагали сперва, уничтожив одежду с помощью бензина, бросить изуродованные, обезглавленные трупы в шахту через большой колодец и, взорвав срубы гранатами, засыпать следы — так поступили в Алапаевске. Но сруб оказался слишком крепок. Тогда было срочно отправлено в город требование доставки Заметание следов серной кислоты и трупы подвергались разрушительному действию жидкости. Вторично потребовали на эту надобность три кувшина. Вот почему работа заняла так много времени, с утра 4(17) по 6(19) июля. Легко становится уяснить себе рассказы о том, что “хоронили и перехоранивали”. Но это обстоятельство искусственно раздувалось большевицкими агентами и теми непрошеными охотниками, которые всегда впутываются во всякое крупное следствие. Не мудрено, что Наметкин и Сергеев, пренебрегая истиной, ожидавшей их в лесу, оказались совершенно сбитыми с толку; но и тот и другой имели полное основание полагать — об этом говорил весь Екатеринбург — что к убийству причастны люди весьма влиятельные, которые не простят им обнаружения этой истины. Прямо Заметание следов указывалось на участие евреев. Сменил Сергеева, лишь в конце февраля 1919 г., Н.А. Соколов. Предложение, сделанное ему министром юстиции Старынкевичем, помечено 7-м февраля 1919 года.

Раскопки, о которых я говорил выше, должны были начаться под руководством генерала Дитерихса. В лесу было собрано свыше тысячи солдат. Во время этой работы генерал Дитерихс был призван на пост Главнокомандующего и оставил руководство раскопками генералу Домонтовичу. Главная шахта Ганиной Ямы и соседние шахты были осушены и исследованы.

Малый колодец главной шахты раскрыл всю правду. Из него извлекли остатки костра, заключавшие в себе огромное количество вещественных доказательств — драгоценные камни, пуговицы, крючки, остатки башмаков Заметание следов, пули и проч.

Нашли вещества, которые эксперты признали за кожу, растопленную под действием огня, остатки обуви, которую носили жертвы и которую специалисты признали за обувь высшего качества.

Сказка о погребении тел, распространявшаяся большевицкими агентами, окончательно уступила место версии о полном уничтожении трупов.

Сверху всей этой кучи лежал труп болонки Джемми, благодаря морозам вполне сохранившийся. Скромная мученица своей верности, она как бы стерегла хозяев и даже после своей смерти оказала услугу правосудию.

Маленький французский бульдог Великой Княжны Татьяны Николаевны остался в доме, тщетно стараясь проникнуть в запертые комнаты. Что с ним сталось, неизвестно. Любимая болонка Цесаревича была потом подобрана и Заметание следов увезена в Англию.

В доме Ипатьева работали люди Юровского, сам же он, Голощекин, Войков и Сафаров ездили в Коптяковский лес следили за мрачной работой. Крестьяне видели их в деревне Коптяки; они приходили есть лесную землянику со сливками.

Юровский уехал сейчас же после 6(19) июля, увезя с собой семь больших сундуков, полных романовским добром. Он несомненно поделил в Москве добычу со своими друзьями, так как советская власть вещей более найти не смогла; таков, по крайней мере, вывод, который можно делать из Пермского процесса.

На стене низкой комнаты, когда следователь в неё вошел, виднелась немецкая надпись — цитата из поэмы Гейне “Belsatzer” [19]:

“Валтасар был Заметание следов этой ночью убит своими слугами [20]. Еврей “с черной, как смоль бородой”, прибывший, по-видимому, из Москвы с собственной охраной к моменту убийства в обстановке крайней таинственности — вот вероятный автор надписи, сделанной после убийства и после ухода “латышей”, занимавших полуподвальное помещение; последние были на это по своему низкому умственному развитию совершенно неспособны.

Во всяком случае, тот, кто сделал эту надпись, хорошо владел пером (или точнее карандашом). Он позволил себе даже каламбур с именем царя (Belsatzar вместо Belsazer); монарх этот расположением евреев не пользовался, хотя зла пленным евреям не причинял. Понятен намек на Библию. Николай тоже зла евреям не сделал; их было Заметание следов много среди Его подданных, но Он их не любил: то было в глазах Израиля грех смертный. И Ему устроили самую тяжкую смерть...


documentacyimeb.html
documentacyitoj.html
documentacyjayr.html
documentacyjiiz.html
documentacyjpth.html
Документ Заметание следов